Немецкие подводные лодки во второй мировой войне




НазваниеНемецкие подводные лодки во второй мировой войне
страница1/25
Дата27.05.2013
Размер0.87 Mb.
ТипТексты
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25
Аннотация В книге гросс-адмирала немецко-фашистского военно-морского флота излагается подготовка подводных сил гитлеровской Германии к войне и использование их в ходе военных действий на море. Дениц освещает тактику одиночных и групповых действий подводных лодок, рассматривает организацию планирования боевых действий лодок, излагает вопросы оперативного руководства подводными силами, организации связи, управления и взаимодействия. Значительное внимание уделяется использованию подводных лодок в удаленных районах. С точки зрения изучения боевой деятельности немецких подводных лодок книга представляет интерес для офицерского состава военно-морского флота, и в первую очередь для подводников. В переводе принимали участие: Белоус В.Н., Искрицкая Л.И., Кризенталь И.Ф., Неподаев Ю.А., Пономарев А.П., Розенфельд В.Б.



К. Дениц
НЕМЕЦКИЕ ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ



ПРЕДИСЛОВИЕ

Историю германского флота характеризуют резкие отступления в ходе обеих мировых войн от военно-морской доктрины, которая господствовала в мирное время и легла в основу предвоенных планов строительства и будущего стратегического использования флота. До первой мировой войны военно-морской флот Германии строился как крупный линейный флот и предназначался для вооруженной борьбы с Англией. Сила германского флота определялась числом входящих в его состав дредноутов. Однако, несмотря на развернувшуюся перед первой мировой войной гонку морских вооружений, Германия к началу войны все же уступала Англии, у которой дредноутов к этому периоду было примерно в полтора раза больше. И не удивительно, что с самого начала войны германский линейный флот оказался заблокированным в собственных базах. Ставка на него не оправдалась. Между тем совершенно неожиданно для военного командования Германии в первые же два месяца войны выявились большие возможности немецких подводных лодок, чему в значительной степени благоприятствовало отсутствие в английском военно-морском флоте организованной противолодочной обороны. Командиры немецких подводных лодок доносили об оживленном движении коммерческих судов на морских путях, ведущих в Англию, и предлагали использовать подводные лодки для нарушения океанских и морских коммуникаций противника. Последовало резкое отступление от довоенной военно-морской доктрины. Задачу достижения победы над Англией возложили на подводные лодки. Они должны были уничтожить транспортный тоннаж Англии и ее военных союзников. Исход подводной войны, которую развернула кайзеровская Германия, в конечном счете определялся соотношением между производительными силами Германии и стран Антанты. В ходе этой войны германское командование стремилось построить возможно больше подводных лодок и уничтожить возможно больше транспортного тоннажа противника. В свою очередь Англия и ее военные союзники должны были, с одной стороны, возместить потери в потопленном тоннаже, а с другой — создать силы и средства противолодочной обороны, способные уничтожить подводные лодки противника. «Состязание» решилось в пользу стран Антанты. Нельзя не заметить, что в этой вооруженной борьбе решающую роль играла количественная сторона вопроса (количество потопленного и восстановленного транспортного тоннажа, наращивание сил и средств противолодочной обороны, число введенных в строй и погибших подводных лодок). Конечно, известное значение имело и качество, то есть техническое совершенствование подводных лодок, сил и средств противолодочной обороны. Однако темпы развития техники в то время не были настолько стремительными, чтобы качественная сторона вопроса могла играть решающую роль. После первой мировой войны в Германии занялись анализом и обобщением военного опыта. Стимулировала этот анализ все та же, не снимавшаяся с конца XIX века задача подготовки к войне с Англией. В новом, так сказать, реваншистском издании эта задача возродилась, как птица Феникс из пепла, сразу же после Версальского мира. Говорить об этой задаче во всеуслышание в то время было нельзя, но вся история германского военно-морского флота от Версаля до начала второй мировой войны была историей его непрерывной подготовки к войне с Англией. Это обстоятельство не противоречило общему агрессивному курсу фашистской Германии, направленному на порабощение народов и завоевание мирового господства. Основоположник немецкой военно-морской доктрины контр-адмирал Гросс выразил свои взгляды в работе «Учение о морской войне в свете опыта мировой войны» (Гросс, Отто. Учение о морской войне в свете опыта мировой войны. Перевод с немецкого. М., Воениздат, 1930) Название книги обещает пересмотреть довоенные взгляды на стратегическое использование флота. Однако Гросс возвращается к старым довоенным концепциям германской военно-морской доктрины — к необходимости завоевать господство на море путем разгрома флота противника в генеральном сражении или с помощью блокирования его в базах. Силой, способной выполнить эту задачу. Гросс считал линейный флот. «Крейсерской войне», то есть действиям против морских и океанских сообщений противника, автор книги придавал второстепенное значение. Характерно, что, включая в понятие «крейсерская война» и действия подводных лодок, Гросс уделяет крейсерам больше внимания, чем подводным лодкам. К тому же, и это еще более любопытно, он приходит к выводу, что в будущей войне крейсер займет главенствующее положение. Теоретические положения Гросса нашли свое отражение не только в практической подготовке германского военно-морского флота к новой войне, но и в направленности его строительства. Так, идею подготовки к войне с Англией воплощает в себе уже первая после Версальского мира германская кораблестроительная программа. В 1929 году началось строительство так называемых карманных линейных кораблей типа «Дейчланд». Использовав право постройки линейных кораблей водоизмещением до 10000 тонн. Германия начала строить крейсера для действий на английских коммуникациях. (О таком назначении этих кораблей совершенно откровенно уже после начала войны писал Ф. Лютцев — контр-адмирал германского военно-морского флота. (Lutzow F. Seekrieg und Seemacht. Vom Werdegang des modernen Schlachtschiffs, Seite 40)). Не случайно и основным содержанием германской военно-морской литературы между первой и второй мировыми войнами было исследование опыта войны против Англии. Это исследование, разумеется, сопровождалось определенными выводами на будущее, которые нашли практическое применение во второй мировой войне. Правда, в открытой военно-морской печати германские теоретики не только умалчивали об истинных целях своих выступлений, но и маскировали их, хотя малоискусно. Таж, Крузе в своей книге «Современное ведение войны на море» (Kruse E.W. Neuzeittiche Seekriegsfuhrung. 1938) писал, что англо-германская война не должна повториться, поскольку Гитлер определил «континентальный центр тяжести», и что будущий противник Германии — Советский Союз, против которого Германия должна иметь сильный флот в… Атлантике (?!). Небезынтересно сходство описываемой ситуации с современностью, когда германские военные теоретики (бывшие адмиралы и офицеры гитлеровского военно-морского флота) заняты в основном изучением опыта войны против США и Антлии, а правящие круги Западной Германии непрерывно усиливают западногерманский военный потенциал. Характерно, что расширение гонки вооружений в Западной Германии происходит не только при попустительстве влиятельных кругов Соединенных Штатов и Великобритании, но и при открытой помощи их как союзников ФРГ по агрессивному блоку НАТО, активно возрождающих гитлеровскую военную машину. Властвующая элита США и Англии, по-видимому, не желает учитывать предметных уроков истории. А ведь именно гитлеровская Германия, натравливаемая в течение всего предвоенного периода на Советский Союз, первоначально избрала для агрессии западную ориентацию, что привело ряд буржуазных государств Западной Европы к катастрофе. Непосредственная угроза создалась и для Соединенных Штатов. Показательно, что и последняя предвоенная германская кораблестроительная программа (план Z) отводила главное место строительству надводных кораблей и второстепенное — строительству подводных лодок. Официальной точке зрения противостояла оппозиция сторонников подводного флота, которые считали, что в войне против Англии Германия не сможет располагать сильнейшим надводным флотом и что самым действенным немецким оружием на море могут и должны стать подводные лодки. Наиболее видной фигурой в рядах этой оппозиции был Дениц, командовавший подводной лодкой еще в первую мировую войну. В книге, которую мы предлагаем вниманию советского военного читателя, Дениц называет себя восторженным подводником и сообщает, что после Версальского мира он остался на действительной военной службе в германском военно-морском флоте по одной причине: считал, что немецкий флот скоро будет иметь в своем составе подводные лодки. В 1935 году Деница назначили командующим подводными силами Германии и возложили на него задачи их дальнейшей организации и подготовки. К началу второй мировой войны реализация плана Z была далека от завершения. Незначительное число введенных в строй тяжелых кораблей не допускало возможности решения задач войны надводными силами. И история повторилась. Германское военно-морское командование снова ухватилось за подводные лодки в надежде, что на этот раз они принесут решающий успех. Таким образом, фактическая обстановка военного времени вновь обнаружила невозможность следования принципам, разработанным в мирное время. В значительной мере такое положение вещей обусловливалось узостью оперативно-стратегического мышления военно-морского руководства гитлеровской Германии. Перед первой мировой войной в умах немецких адмиралов господствовала идея генерального сражения, которое якобы должно было принести победу. Германский флот энергично готовился к генеральному сражению, но эта подготовка носила узко тактический характер. Никто не мог ответить на вопрос: каким образом германский линейный флот, значительно более слабый, чем английский, может добиться успеха в открытом бою? Говорили о предварительном уравнении сил, но не объясняли, как достигнуть этого уравнения. Имелись лишь весьма туманные предположения о том, что уравнения сил удастся добиться с помощью каких— то «малых операций» второстепенных сил. Неясно было, как немецкие военно-морские теоретики представляли войну до генерального сражения, как они мыслили себе обстановку, к которой это сражение могло привести, и как эту обстановку мог использовать германский военно-морской флот в дальнейшем. В итоге в немецко-фашистской военно-морской доктрине создался огромный пробел в отношении стратегического использования флота и характера его операций. Противник надводного флота и ярый сторонник создания сильного подводного флота, Дениц отнюдь не проявил большей широты мышления в вопросах стратегического использования флота, чем его «надводные» коллеги. Военно-стратегические концепции Деница были очень просты: основной противник Германии — Англия, от поражения которой зависит исход войны; Англию можно сломить расстройством ее морских и океанских коммуникаций. Нарушить эти коммуникации можно лишь при условии уничтожения транспортного тоннажа Англии и ее союзников. Эту задачу должны решить подводные лодки. Таким образом, то, к чему германское военно-морское командование вынуждала обстановка, совпало с основной концепцией Деница. Для командующего подводными силами, а затем главнокомандующего ВМС существовала только подводная война. Стратегическое кредо Деница — уничтожить как можно больше транспортного тоннажа, безразлично какого и безразлично где. Задачу подводных лодок он видит не в пресечении какой-то конкретной морской или океанской коммуникации, жизненно необходимой для существования Англии, а в уничтожении транспортов, независимо от того, что и куда они везут. При такой постановке задачи усилия подводных лодок направлялись, естественно, прежде всего на те коммуникации, где подводным лодкам легче было уничтожать торговый тоннаж противника. Другими словами, подводные лодки должны были действовать преимущественно там, где противолодочная оборона противника оказывалась слабой или отсутствовала вообще. Действия подводных лодок внешне выглядели при этом, конечно, очень эффектно, потому что подводные лодки топили много судов, но наиболее важные коммуникации, действительно имевшие жизненно важное значение, оставались в безопасности. Создавалась некоторая аналогия с парусным флотом, когда каперы захватывали торговые суда исключительно в интересах личной наживы. Вся разница состояла в том, что приватиры действовали по своему разумению, на свой страх и риск, и были заинтересованы лишь в собственном обогащении, а не в рациональном ведении войны. Командиры же германских подводных лодок строго следовали указаниям своего военного командования, нацеливавшего их не туда, где удар оказывался более чувствительным, а туда, где его легче было нанести. Такой образ действий позволял английскому и американскому командованиям создавать на особо важных коммуникациях достаточно сильную противолодочную оборону, при которой действия германских подводных лодок были совершенно безрезультатными, сопровождались большими потерями и прекращались по приказу немецкого командования. Фетишизируя подводные силы, Дениц не придает никакого значения ни действиям на суше (пока они не приводят к потере баз и верфей для подводных лодок), ни действиям надводных сил на море (если только морские операции, например норвежская, не улучшают возможностей использования подводных лодок для борьбы на морских коммуникациях противника). Деницу приходится сталкиваться с необходимостью выделения подводных лодок для выполнения задач, не имеющих отношения к уничтожению транспортного тоннажа, и он рассматривает это лишь как досадную помеху уничтожению транспортного тоннажа. Дениц продолжает делать главную ставку на подводные лодки даже тогда, когда ему самому становится ясной полная бесперспективность подводной войны и невозможность решить главные задачи войны силами одних подводных лодок. В этой связи читатель не найдет в книге каких-либо широких оперативно-стратегических обобщений и выводов, которых он вправе ожидать. Не содержит книга и прогнозов относительно будущего подводных сил и возможности возникновения качественного соотношения между подводной лодкой и противолодочной обороной, сложившегося в ходе второй мировой войны. В книге Деница не раскрываются и серьезно не рассматриваются принципиальные предпосылки (технические и тактические) дальнейшего развития подводных лодок. Большой порок книги состоит также в том, что при общем хвалении подводного флота, и особенно действий германских подводников, она все же порождает сомнения в способности подводных лодок успешно решать стратегические и оперативные задачи, действовать в условиях сильно развитой противолодочной обороны и преодолевать ее силы и средства. А подобные сомнения необоснованны. Ошибочность их видна хотя бы из анализа той линии, которая четко наметилась в развитии военно-морских сил основных капиталистических стран. Неправомерность подобных сомнений становится очевидной также из рассмотрения сущности так называемой подводной войны. В ходе ее обычно слабый флот континентальной державы, не предвидя успеха в равной борьбе против сильнейшего флота морской державы, избирал своим объектом его транспортные суда и уничтожал их, пытаясь воздействовать на экономику противника. Эта идея восходит к временам парусного флота, находя свое выражение в «крейсерской войне». К методу «крейсерской войны» прибегали неоднократно, но никогда этот метод не оправдывал возлагавшихся на него надежд. Парусный крейсер должен был избегать боя с боевыми кораблями противника, но нападать на транспортные суда, то есть уходить от сильного и уничтожать слабого. В качестве противоядия против крейсеров выдвинули систему конвоев. Транспортные суда стали собираться в большие группы и охраняться боевыми кораблями. Преодолевать силы охранения, чтобы добраться до транспортов, одиночному крейсеру было не под силу. Противопоставить же охранению достаточные боевые силы, способные подавить его, слабый флот не мог именно потому, что не был сильным. Использование подводных лодок в первую и вторую мировые войны как против одиночных транспортов, так и против судов, следовавших в конвоях, основывалось на старом принципе: избегать сильного и бить слабого. Для этого, казалось, имелись все возможности: подводная лодка, как известно, действует достаточно скрытно, следовательно, она может безнаказанно избегать сильного и добираться до транспортов. Однако в то время подводная лодка далеко еще не отвечала требованиям сегодняшнего дня. Это не был подводный корабль в полном смысле слова. Подводная лодка являлась «ныряющим» кораблем, способным к периодическому и кратковременному погружению. Это был тихоходный и слабо вооруженный корабль. Под водой он мог только уходить от своего надводного или воздушного противника, но был бессилен отвечать на его атаки собственными ударами. Но и в тех условиях подводные лодки, явно отстававшие в своем техническом развитии, не только держали англо-американские морские и океанские коммуникации в постоянном напряжении, но и добились в уничтожении союзного тоннажа существенных успехов. В послевоенный период в результате бурного технического прогресса возник целый ряд предпосылок, принципиально меняющих «лицо» подводной лодки. Появление атомных двигателей, развитие ракетного оружия и целый ряд других технических достижений превратили старую подводную лодку — надводный корабль, способный иногда погружаться, в истинно подводный корабль, способный успешно решать не только задачу уничтожения транспортов, пусть даже обеспеченных сильным охранением, — задачу, которую не могли решить подводные лодки времен второй мировой войны, — но и целый ряд других задач, которые до сего времени были присущи только надводным кораблям, и притом решать их успешнее, чем надводные корабли. Сказанное, разумеется, не означает, что подводная лодка, по крайней мере в ближайшем будущем, может полностью заменить надводный корабль. Однако, бесспорно, подводным лодкам в будущем предстоит занять место основных сил флота. Таковы некоторые недостатки книги, касающиеся военно-технической стороны ее содержания. Книга же в целом содержит большой фактический материал о действиях подводных лодок, который в известной мере иллюстрирует ход подводной войны и позволяет сделать некоторые выводы в отношении использования подводных лодок. Интерес представляют не только подробные описания эпизодов тактического плана, но и рассуждения о некоторых общих проблемах, с которыми автору пришлось столкнуться при ведении подводной войны. Речь идет о взглядах Деница на вопросы управления подводными лодками, организацию взаимодействия подводных лодок с авиацией, борьбу противолодочных самолетов с подводными лодками, применение радиолокации и торпедного оружия. Но было бы ошибочным утверждать, что главными в книге являются военно-технические аспекты. Они занимают преобладающее место только по объему книги. Целенаправленность же этого произведения монументальной пропаганды определяется не объемом, а его политическим содержанием. В этой связи раскрытие основной цели книги способствует более глубокому пониманию написанного и облегчает его критическую оценку. «Генеральная» линия данной работы легко обнаруживается на фоне реваншистских тенденций, столь откровенно проявляемых в Западной Германии. И не случайно, что военного преступника Деница, остававшегося до последнего дня Третьего рейха верным слугой Гитлера, прямого и непосредственного преемника его на посту фюрера, после выхода из тюрьмы восторженно приветствуют и он занимает почетные места на разного рода собраниях и съездах западногерманских реваншистов. Ведь в глазах западногерманских милитаристов Дениц — не только живое напоминание о временах, возвращения которых они так страстно желают, но и активный участник подготовки реванша. Свидетельство этого — его повествование, проникнутое духом реваншизма, лютой ненавистью к миру, мирному разрешению вопроса о будущем Германии, к Советскому Союзу и его Вооруженным Силам, вырвавшим многие народы из тюрьмы гитлеровской «новой Европы». Тщетно прикидывается Дениц неким бесстрастным летописцем, повествующим о днях минувших. Духом милитаризма и агрессии проникнута вся его книга. Предостерегая нынешних руководителей Западной Германии от повторения ошибок прошлого, он с негодованием вспоминает о международных соглашениях, которые призваны были предотвратить в той или иной степени восстановление германского милитаризма после первой мировой войны. Так воспоминания военного преступника Деница превращаются в назидание нынешним западногерманским милитаристам. Он пишет о прошлом, но имеет в виду будущее. Поэтому откровения его подчинены одной задаче — сформулировать политические и военные рецепты, которые могли бы пригодиться сегодняшним заправилам Западной Германии. Устремлены к будущему и содержащиеся в книге безудержные восхваления фашистской военщины. По Деницу, подготовка к реваншу должна предусматривать реабилитацию разгромленных вооруженных сил фашистской Германии. Отсюда — необходимость поднять к ним доверие, вдохнуть в новое поколение веру в непобедимость. И Дениц берет на себя решение этой задачи. Он пишет о фашистских подводниках в самых патетических тонах, восхищаясь их «традициями» и требуя дальнейшего развития и усовершенствования этих «традиций» в возрождаемом на широкой основе западногерманском флоте. Небезынтересно, что после очередного восторженного дифирамба морякам гитлеровского флота, якобы выполнившим свой долг до конца и сумевшим ограниченными силами добиться в борьбе против двух могущественных морских держав — Великобритании и США — несоразмерно больших успехов, Дениц ставит вопрос: «Как же могло случиться, что, несмотря на самоотверженность и жертвы, война закончилась поражением Германии ?» Но ответа на поставленный им самим вопрос он не дает, говоря, что когда-нибудь на него ответят историки. Они выскажут беспристрастное мнение, основываясь на архивных материалах, пока еще не доступных для изучения. Что же касается самого Деница, то он в состоянии высказать свою точку зрения только на некоторые проблемы, относящиеся к поставленному вопросу. Как можно понять из его пространных, весьма нечетких и туманных рассуждений, причины поражения фашистской Германии лежали в форме ее государственного строя. Однако Дениц умышленно умалчивает, почему сам он до последних часов катастрофы, постигшей фашистский режим, оставался верным слугой Гитлера. И тут выявляется еще одна цель Деница — самореабилитация, показ своей якобы непричастности к преступлениям правительства Третьего рейха. Но все его сентенции в этом направлении лживы и малоубедительны, они изобилуют противоречиями, неточностями и являются грубым искажением общеизвестных фактов. Дениц не раз заявляет, что о зверствах и преступлениях он якобы не знал. Но ведь Дениц — не рядовой обыватель, от которого, впрочем, многого тоже нельзя было скрыть. Он был доверенным лицом Гитлера — главнокомандующим военно-морским флотом, то есть непосредственным помощником фюрера. Не случайно именно на Деница пал выбор Гитлера, который считал его своим преемником на посту руководителя фашистского рейха. Можно ли после этого серьезно относиться к насквозь лживым заявлениям Деница о том, что он не знал о зверствах нацистов ? Преступления немецких фашистов известны всему миру. Отрицать их невозможно, впрочем, Дениц и не собирается это делать. Но, стремясь реабилитировать собственную персону, он решил полностью отмежеваться от этих преступлений и «доказать» свою непричастность к ним. Напрасные потуги ! Международный военный трибунал неопровержимо доказал виновность Деница в преступлениях против мира и в военных преступлениях. Главный обвинитель от СССР, выступая на Нюрнбергском процессе, заклеймил Депица как одного из главных военных преступников, запятнавшего себя позором тягчайших преступлений. Он заявил, что последний глава гитлеровского государства одним из первых должен ответить за все те преступления, которые послужили поводом к преданию Суду Международного военного трибунала главных военных преступников. И во имя подлинной любви к человечеству, которой исполнены народы, принесшие величайшие жертвы для спасения мира, свободы и культуры, во имя памяти миллионов невинных людей, загубленных бандой преступников, он требовал вынести Деницу, как и всем другим главным военным преступникам, высшую меру наказания — смертную казнь. На протяжении всей книги Дениц настойчиво пытается рядиться в мундир «честного солдата», професспонального военного, всегда стоявшего якобы вне политики. Но даже те органы западногерманской печати, которые отнюдь не отличаются прогрессивностью взглядов и оценок различных явлений, в свое время уличили этого матерого преступника в явном противоречии. Они убедительно показали несостоятельность и лживость подобных заверений бывшего гитлеровского гросс-адмирала. Нет, «честный солдат» Дениц не был далек от политики ! Выходец из прусского кулацкого рода, поставлявшего в свое время на службу германской монархии офицеров и священников, он отлично знал, какое правительство заслуживает его поддержки и какое — нет. О Веймарской конституции он говорит, что она не отвечала уровню политической зрелости страны. Веймарская республика, по его мнению, была чревата угрозой прихода к власти коммунистов, а это являлось для него величайшим злом. Спасение от коммунистов Дениц видит в диктатуре Гитлера, которого восхваляет за «сплочение Германии в единую нацию» и превращение ее в «сильнейший бастион в Европе против большевизма». Во время неудачного антигитлеровского путча 20 июля 1944 года он без колебаний остался на стороне Гитлера. Типичный прусский милитарист, Дениц готов приветствовать любое милитаристское правительство, в программе которого стоят войны, а значит, открывается широкое поле деятельности для военного профессионала. А на «закулисную сторону» деятельности правительства можно не обращать внимания, а потом лицемерно заявлять о своей неосведомленности в этой области. Любопытно, что в период 1924-1927 годов Дениц, по его собственному признанию, занимал такой служебный пост, благодаря которому был в курсе всех внутриполитических событий, касающихся флота. Ясно, что на подобный пост могли назначить только офицера, имеющего определенные, устраивающие начальство политические взгляды, а не солдата, не искушенного в политике. О том, что именно таким лицом и был фашистский гросс-адмирал Дениц, свидетельствуют и многие другие факты. С особым усердием Дениц выставляет себя в книге человеком, который яжобы стремился прежде всего избавить германский народ от излишних людских и материальных жертв. Уже в апреле 1945 года, когда, как признает Дениц, он знал, что борьба стала безнадежной, он, являясь главнокомандующим, убеждал личный состав флота продолжать борьбу. 1 мая 1945 года он стал главой государства и приказал вооруженным силам продолжать войну на Востоке, закончившуюся безоговорочной капитуляцией 9 мая. На процессе в Нюрнберге Дениц утверждал, что его приказы преследовали цель обеспечить для германского населения возможность эвакуации, а для армии — возможность упорядоченного отступления с Востока. В действительности Дениц был сторонником «борьбы до конца», но только на Восточном фронте. «Мы могли радоваться, — пишет он, — когда в тот или иной район вступали американцы, а не русские». Называя бесчисленные преступления гитлеровских орд «героической борьбой», которая «никогда не забудется», и указывая, что эти слова он считает «в основном правильными и сегодня», военный преступник Дениц открыто благословляет бундесвер на новые кровавые авантюры на Востоке. И после всего этого он отрицает справедливость и обоснованность приговоров, вынесенных в ходе Нюрнбергского процесса над главными военными преступниками. Из книги явствует, что Дениц готов был выполнять приказы Гитлера даже в тот момент, когда поражение гитлеровской военной машины стало свершившимся фактом. О какой же «аполитичности» Деница может идти речь, когда он приписывает главарю фашизма особые качества вождя, якобы оказывавшего на людей, в том числе и на Деница, «околдовывающее» влияние и сумевшего избавить Германию «от унижения и нищеты» ? Дениц утверждает, что оборотная, «бесчеловечная» сторона национал-социализма стала ему известна лишь после войны. А до этого он якобы видел только то, что готов был поддержать любой немец: обеспечение полной занятости, устранение того унижения, в котором очутилась Германия в результате Версальского договора, и т.д. Характерно, что Дениц не дает должной оценки тем зверствам, которые чинили гитлеровские вооруженные силы. Он предпочитает говорить о них сухим профессиональным языком военного специалиста. Зато Дениц сразу теряет равновесие, когда говорит о действиях Советской Армии. Он изображает ее как жестокую силу, несущую страшные разрушения и уничтожение. Тем самым Дениц оказывает услугу нынешним правящим кругам Западной Германии, которые умышленно строят свою политику, и прежде всего военную, на фундаменте разнузданной антисоветской пропаганды. Книга гросс-адмирала немецко-фашистского флота К. Деница вышла в свет в Западной Германии под названием «Десять лет и двадцать дней». Десять лет — это период с 1935 года, когда Гитлер опрокинул хилые постройки Версальского договора и начал форсированное вооружение фашистской Германии, до полного ее поражения в 1945году. В этот период Дениц командовал подводными силами, а затем был главнокомандующим военно-морским флотом гитлеровской Германии. Двадцать дней — это период, когда Дениц, став преемником Гитлера, возглавлял наспех сколоченное германское правительство во Фленсбурге, пытаясь при прямом содействии международной реакции внести раскол в ряды антигитлеровской коалиции. В настоящим издании книга получила новое название «Немецкие подводные лодки во второй мировой войне», так как в ней опущены главы, не имеющие прямого и непосредственного отношения к основной теме — действиям подводных сил германского флота во второй мировой войне. Объем предисловия не позволил подробно остановиться на всех измышлениях Деница, требующих острых критических замечаний. В этой связи настоящее предисловие надо рассматривать совместно с комментариями, данными в тексте, в которых также содержится военно-политическая оценка многих ошибочных положений автора книги.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Немецкие подводные лодки во второй мировой войне iconКнига представляет собой полностью новый обзор событий Второй Мировой Войны и является ответом на знаменитые книги Суворова "Ледокол", "День М" и некоторые другие подобные книги и статьи о Второй Мировой Войне.
Новая книга о Второй Мировой Войне "Мораль и Мощь: Кто победил Германию и Японию во Второй Мировой Войне?" Первая глава (из 18) в...

Немецкие подводные лодки во второй мировой войне iconЮрий Валентинович Апальков Корабли вмф СССР. Том I. Подводные лодки
Продолжение раздела «Многоцелевые подводные лодки». Начало см в книге «Корабли вмф ссср»: Справочник. В 4-х томах. Том I. Подводные...

Немецкие подводные лодки во второй мировой войне iconПредисловие Глава Начало Второй Мировой Войны. Поражение Японии под Халхин-Голом и неверные выводы, сделанные ее правящими кругами из этого Глава 2
Мораль и Мощь (Глава 1) Кто победил Германию и Японию во Второй Мировой Войне?

Немецкие подводные лодки во второй мировой войне iconА. Н. Гусев Боевые корабли мира на рубеже XX xxi веков. Часть I. Подводные лодки (Боевые корабли мира на рубеже XX xxi веков Часть I. Подводные лодки) Справочник
Справочник. 2000 г. В справочнике содержатся данные по находящимся в строю, строящимся и проектируемым боевым (с ударным оружием)...

Немецкие подводные лодки во второй мировой войне iconКнига предназначена для широкого круга читателей, интересующихся историей Второй мировой войны
Произведений о Второй мировой войне, выдержавшее многочисленные издания. Данная книга посвящена действиям германского Вермахта на...

Немецкие подводные лодки во второй мировой войне iconКайюс Беккер Военные дневники люфтваффе. Хроника боевых действий германских ввс во Второй мировой войне

Немецкие подводные лодки во второй мировой войне iconБ. П. Белошицкий, Ю. М. Багинскии оружие подводного
В книге приводятся также примеры боевого использования мин и торпед во второй мировой войне

Немецкие подводные лодки во второй мировой войне icon65771 1Несколько слов о ноосфере несколько слов
Мы приближаемся к решающему моменту во второй мировой войне. Она возобновилась в Европе после 21-годового перерыва, в 1939 г., и

Немецкие подводные лодки во второй мировой войне iconЯнуш Пекалкевич Спецоперации Второй мировой войны
В апреле 1940 года Гитлер[1] совершил нападение на Норвегию. Сломив ее сопротивление, немецкие войска оккупировали страну. В южной...

Немецкие подводные лодки во второй мировой войне iconЯнуш Пекалкевич Спецоперации Второй мировой войны
В апреле 1940 года Гитлер[1] совершил нападение на Норвегию. Сломив ее сопротивление, немецкие войска оккупировали страну. В южной...

Разместите кнопку на своём сайте:
txt.ensayoes.com


База данных защищена авторским правом ©txt.ensayoes.com 2013
обратиться к администрации
txt.ensayoes.com
Главная страница